photo_vlad

Categories:

Не был Армстронг на Луне!

Актёры -"астронавты" на репетиции перед павильонными киносъёмками в декорации лунного модуля
Актёры -"астронавты" на репетиции перед павильонными киносъёмками в декорации лунного модуля

Говорит доктор геолого-минералогических наук Н.В.Владыкин.

Который по молодости лет верил в лунные прогулки, а потому и назвал один из найденных им минералов "армстронгитом", потом поумнел и вот чего сейчас говорит:

 "Честно говоря, сейчас бы я минерал уже не назвал армстронгитом. Потому что полностью уверен, что Армстронг на Луну не садился. Слишком много нестыковок в этой истории." http://www.vsp.ru/social/2011/04/21/510372         vitaly_nasennik    ссылка

У каждого минерала под микроскопом свой цвет. Красота необычайная!

На карте Монголии есть красный кружок – это Хан-Богдинский гранитный рудоносный массив, богатый на редкие металлы – цирконий, ниобий, минералы редких земель. Вот с него-то и началась история армстронгита. «Мы попали на массив в самый первый сезон и сразу нашли. Вот он, мой цирконосиликат кальциевый. – Владыкин берёт с полки неприметный камень. – Видите, коричневатый какой. Отполированный он очень красив, благородный цвет такой».

Н.В.Владыкин
Н.В.Владыкин

Вообще-то стажёру Владыкину поручено было искать вовсе не новый минерал, а уже открытый – гагаринит. Его нашли в 1961-м на похожем щелочном массиве в Казахстане. Учёный достаёт старенькую вырезку из «Востсибправды» 1973 года. Там он назван «первооткрывателем», а армстронгиту даётся такая характеристика: «по своим свойствам он напоминал гагаринит». «Это неправда, – смеётся учёный. – Он совершенно другой. Гагаринит – фторид редкоземельных элементов. Он легко растворим, из него очень хорошая руда на редкие земли, а они – стратегическое сырьё. Ракеты, телевизоры, электронную технику делают с применением этих элементов». Потому у геологов в Монголии и стояла задача найти как можно больше редкоземельных объектов. «Здесь, на Богдо Хане, должен быть гагаринит! Ищи мне его, хоть застрелись», – требовал от стажёра начальник группы будущий академик РАН Вячеслав Коваленко. Но гагаринита не было. И появился армстронгит.  

– А как вы определили, что нашли новый минерал? 

– В природе примерно четыре тысячи минералов. Нужно доказать, что у него другой химический состав, чем у тех, что уже встречаются. Второй признак – рентгеновская характеристика. Она тоже индивидуальна для каждого минерала. Вот у меня эти два параметра тогда сошлись. Правда, никто не поверил. Молодой стажёр, первый год работает, и вдруг уже собственный минерал. Но я молодой был, меня это не волновало. Я этот минерал определил в 1969 году, вернувшись из первой экспедиции. А тогда что-то в воздухе витало. Гагарин, космос, Хан-Богдинский массив  же в Гоби, там практически лунный пейзаж, серые обнажённые граниты. И тут в «Комсомолке» появляется короткая заметка о старте «Аполлона-11». Я её сохранил, потому что в советских газетах почти ничего тогда не сообщалось о высадке на Луну. И меня осенило: «А почему бы не армстронгит?» Гагарин – первый человек в космосе, а Нейл Армстронг – первый человек на Луне. 

Это было очень смело – во времена Брежнева, «холодной войны» с США предложить назвать минерал именем американца. Высадка США на Луне была «пощёчиной» СССР. «Я и сам боялся, – признаётся Владыкин. – А для того чтобы утвердить минерал, существует две комиссии по новым минералам и названиям минералов. Одна – российская, вторая – международная. Но на первом этапе его должен был согласовать директор института Лев Таусон. Я его сильно опасался. Долгое время ждал, чтобы он уехал в командировку, а я бы отдал заявку нашему замдиректора, председателю партбюро Борису Шмакину. Он был известным минералогом, мне казалось, он меня лучше поймёт». Однако Лев Таусон, как назло, никуда не собирался, сроки поджимали, и молодой учёный понёс бумаги ему. И вот картина в институтской канцелярии. Стоит Таусон, а рядом Борис Шмакин. «Посмотри-ка, Борис, молодой назвал минерал в честь американца! Что будем делать?» – рассказывает Владыкин. – И тут я слышу, что Шмакин, на которого я так уповал, категорически против: «Это что такое? Не положено, нехорошо!» Только гляжу, Таусон-то лист уже подписал. Пока они беседовали, я лист вытащил потихоньку и ушёл. И сразу отправил заявку в комиссию». 

Однако вскоре над армстронгитом нависла новая угроза. Минерал-то был обнаружен в 1969 году, но работы по его утверждению шли три года. За это время в свет вышла книга об «Аполлоне-11», и там сообщалось, что на Луне нашли новый минерал, названный армолколитом – в честь Армстронга, Коллинза и Олдрина. «А ну-ка срочно меняй название минерала!» – категорично заявил Таусон. Но Владыкин упёрся. Коллеги из Ленинграда поддержали: «Стой на своём, ты первооткрыватель, твоё право назвать. Если что, скажи: документы уже ушли за границу». Он так и сделал. «Лев Владимирович, – слукавил геолог. – Уже все документы отправили в Америку, международный скандал будет». На что Таусон, слабо веря, что минерал молодого стажёра вообще утвердят, махнул рукой: «Да бог с ним». 

Но была ещё одна загвоздка. Если минерал называли именем человека, требовалось его согласие. Но как советский геолог свяжется с Нейлом Армстронгом? Помог глава международной комиссии. Он передал письмо Николая Владыкина Нейлу Армстронгу. И астронавт ответил иркутскому геологу. Причём дважды. В первый раз написал, что очень рад и безусловно согласен дать своё имя минералу. А второй раз, когда учёный отослал ему образцы армстронгита, американец благодарил за подарок и сообщал, что передал минералы местным геологам. Астронавт, как известно, ведёт очень закрытый образ жизни и с прессой не общается. Так что эти письма – большая ценность. Учёный достаёт старые конверты с пометкой «USA». И показывает фотокопию первого письма и ксерокопию второго.

– А где вы храните настоящие письма? 

– Оба подлинника писем Армстронга пропали. Я отдал их на время завкафедрой иностранных языков ИНУ показать на её уроке английского, а после этого она сказала, что письма потеряла где-то дома. Позже пропала связь и с ней самой – женщина уехала в США. Я ещё раз писал Армстронгу – на один из юбилеев полёта «Аполлона-11». Но тот ничего не ответил. Честно говоря, сейчас бы я минерал уже не назвал армстронгитом. Потому что полностью уверен, что Армстронг на Луну не садился. Слишком много нестыковок в этой истории.  

После армстронгита Николай Владыкин открыл ещё два новых минерала: монголит, названный в честь Монголии, и коваленкит – в честь академика Вячеслава Коваленко. Согласие на монголит Владыкин получал у самого Юмжагийна Цеденбала. Письмо от генерального секретаря ЦК МНРП он хранит до сих пор. Но славу армстронгита новые минералы так и не затмили.

                                 *                                   *                                    *

Уже в который раз я показываю, что общественные защитники американской лунной аферы бессовестно лгут, когда заявляют, что якобы «все учёные и специалисты не сомневаются в полётах американцев на Луну». А вот оказывается, если уделить время изучению этого вопроса, что ещё как они в этом сомневаются. Причём всё больше и больше.



Этот блог целиком посвящён анализу американской фальсификации полётов на Луну со строго научной позиции: Лунная афера: Хьюстон, у вас проблемы!  

Каталог всех статей журнала: https://photo-vlad.livejournal.com/33746.html

Чтобы сразу видеть мои свежие посты в своей ленте, пожалуйста, добавляйте мой блог в друзья и подписывайтесь на обновления. 


promo photo_vlad сентябрь 3, 2017 02:04 16
Buy for 20 tokens
1. Если бы у НАСАрога был ум, то он не был бы НАСАрогом. 2. НАСАроги не могут не лгать, ибо ложь о полётах на Луну можно поддерживать только другой ложью. 3. Доказать полёты на Луну невозможно просто потому, что нельзя научно доказать то, чего не было. 4. Насарожество это прекрасная…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →