Categories:

Не был Армстронг на Луне!

Актёры -"астронавты" на репетиции перед павильонными киносъёмками в декорации лунного модуля
Актёры -"астронавты" на репетиции перед павильонными киносъёмками в декорации лунного модуля

Говорит доктор геолого-минералогических наук Н.В.Владыкин.

Который по молодости лет верил в лунные прогулки, а потому и назвал один из найденных им минералов "армстронгитом", потом поумнел и вот чего сейчас говорит:

 "Честно говоря, сейчас бы я минерал уже не назвал армстронгитом. Потому что полностью уверен, что Армстронг на Луну не садился. Слишком много нестыковок в этой истории." http://www.vsp.ru/social/2011/04/21/510372         vitaly_nasennik    ссылка

У каждого минерала под микроскопом свой цвет. Красота необычайная!

На карте Монголии есть красный кружок – это Хан-Богдинский гранитный рудоносный массив, богатый на редкие металлы – цирконий, ниобий, минералы редких земель. Вот с него-то и началась история армстронгита. «Мы попали на массив в самый первый сезон и сразу нашли. Вот он, мой цирконосиликат кальциевый. – Владыкин берёт с полки неприметный камень. – Видите, коричневатый какой. Отполированный он очень красив, благородный цвет такой».

Н.В.Владыкин
Н.В.Владыкин

Вообще-то стажёру Владыкину поручено было искать вовсе не новый минерал, а уже открытый – гагаринит. Его нашли в 1961-м на похожем щелочном массиве в Казахстане. Учёный достаёт старенькую вырезку из «Востсибправды» 1973 года. Там он назван «первооткрывателем», а армстронгиту даётся такая характеристика: «по своим свойствам он напоминал гагаринит». «Это неправда, – смеётся учёный. – Он совершенно другой. Гагаринит – фторид редкоземельных элементов. Он легко растворим, из него очень хорошая руда на редкие земли, а они – стратегическое сырьё. Ракеты, телевизоры, электронную технику делают с применением этих элементов». Потому у геологов в Монголии и стояла задача найти как можно больше редкоземельных объектов. «Здесь, на Богдо Хане, должен быть гагаринит! Ищи мне его, хоть застрелись», – требовал от стажёра начальник группы будущий академик РАН Вячеслав Коваленко. Но гагаринита не было. И появился армстронгит.  

– А как вы определили, что нашли новый минерал? 

– В природе примерно четыре тысячи минералов. Нужно доказать, что у него другой химический состав, чем у тех, что уже встречаются. Второй признак – рентгеновская характеристика. Она тоже индивидуальна для каждого минерала. Вот у меня эти два параметра тогда сошлись. Правда, никто не поверил. Молодой стажёр, первый год работает, и вдруг уже собственный минерал. Но я молодой был, меня это не волновало. Я этот минерал определил в 1969 году, вернувшись из первой экспедиции. А тогда что-то в воздухе витало. Гагарин, космос, Хан-Богдинский массив  же в Гоби, там практически лунный пейзаж, серые обнажённые граниты. И тут в «Комсомолке» появляется короткая заметка о старте «Аполлона-11». Я её сохранил, потому что в советских газетах почти ничего тогда не сообщалось о высадке на Луну. И меня осенило: «А почему бы не армстронгит?» Гагарин – первый человек в космосе, а Нейл Армстронг – первый человек на Луне. 

Это было очень смело – во времена Брежнева, «холодной войны» с США предложить назвать минерал именем американца. Высадка США на Луне была «пощёчиной» СССР. «Я и сам боялся, – признаётся Владыкин. – А для того чтобы утвердить минерал, существует две комиссии по новым минералам и названиям минералов. Одна – российская, вторая – международная. Но на первом этапе его должен был согласовать директор института Лев Таусон. Я его сильно опасался. Долгое время ждал, чтобы он уехал в командировку, а я бы отдал заявку нашему замдиректора, председателю партбюро Борису Шмакину. Он был известным минералогом, мне казалось, он меня лучше поймёт». Однако Лев Таусон, как назло, никуда не собирался, сроки поджимали, и молодой учёный понёс бумаги ему. И вот картина в институтской канцелярии. Стоит Таусон, а рядом Борис Шмакин. «Посмотри-ка, Борис, молодой назвал минерал в честь американца! Что будем делать?» – рассказывает Владыкин. – И тут я слышу, что Шмакин, на которого я так уповал, категорически против: «Это что такое? Не положено, нехорошо!» Только гляжу, Таусон-то лист уже подписал. Пока они беседовали, я лист вытащил потихоньку и ушёл. И сразу отправил заявку в комиссию». 

Однако вскоре над армстронгитом нависла новая угроза. Минерал-то был обнаружен в 1969 году, но работы по его утверждению шли три года. За это время в свет вышла книга об «Аполлоне-11», и там сообщалось, что на Луне нашли новый минерал, названный армолколитом – в честь Армстронга, Коллинза и Олдрина. «А ну-ка срочно меняй название минерала!» – категорично заявил Таусон. Но Владыкин упёрся. Коллеги из Ленинграда поддержали: «Стой на своём, ты первооткрыватель, твоё право назвать. Если что, скажи: документы уже ушли за границу». Он так и сделал. «Лев Владимирович, – слукавил геолог. – Уже все документы отправили в Америку, международный скандал будет». На что Таусон, слабо веря, что минерал молодого стажёра вообще утвердят, махнул рукой: «Да бог с ним». 

Но была ещё одна загвоздка. Если минерал называли именем человека, требовалось его согласие. Но как советский геолог свяжется с Нейлом Армстронгом? Помог глава международной комиссии. Он передал письмо Николая Владыкина Нейлу Армстронгу. И астронавт ответил иркутскому геологу. Причём дважды. В первый раз написал, что очень рад и безусловно согласен дать своё имя минералу. А второй раз, когда учёный отослал ему образцы армстронгита, американец благодарил за подарок и сообщал, что передал минералы местным геологам. Астронавт, как известно, ведёт очень закрытый образ жизни и с прессой не общается. Так что эти письма – большая ценность. Учёный достаёт старые конверты с пометкой «USA». И показывает фотокопию первого письма и ксерокопию второго.

– А где вы храните настоящие письма? 

– Оба подлинника писем Армстронга пропали. Я отдал их на время завкафедрой иностранных языков ИНУ показать на её уроке английского, а после этого она сказала, что письма потеряла где-то дома. Позже пропала связь и с ней самой – женщина уехала в США. Я ещё раз писал Армстронгу – на один из юбилеев полёта «Аполлона-11». Но тот ничего не ответил. Честно говоря, сейчас бы я минерал уже не назвал армстронгитом. Потому что полностью уверен, что Армстронг на Луну не садился. Слишком много нестыковок в этой истории.  

После армстронгита Николай Владыкин открыл ещё два новых минерала: монголит, названный в честь Монголии, и коваленкит – в честь академика Вячеслава Коваленко. Согласие на монголит Владыкин получал у самого Юмжагийна Цеденбала. Письмо от генерального секретаря ЦК МНРП он хранит до сих пор. Но славу армстронгита новые минералы так и не затмили.

                                 *                                   *                                    *

Уже в который раз я показываю, что общественные защитники американской лунной аферы бессовестно лгут, когда заявляют, что якобы «все учёные и специалисты не сомневаются в полётах американцев на Луну». А вот оказывается, если уделить время изучению этого вопроса, что ещё как они в этом сомневаются. Причём всё больше и больше.



Этот блог целиком посвящён анализу американской фальсификации полётов на Луну со строго научной позиции: Лунная афера: Хьюстон, у вас проблемы!  

Каталог всех статей журнала: https://photo-vlad.livejournal.com/33746.html

Чтобы сразу видеть мои свежие посты в своей ленте, пожалуйста, добавляйте мой блог в друзья и подписывайтесь на обновления. 


promo photo_vlad сентябрь 3, 2017 02:04 13
Buy for 30 tokens
1. Если бы у НАСАрога был ум, то он не был бы НАСАрогом. 2. НАСАроги не могут не лгать, ибо ложь о полётах на Луну можно поддерживать только другой ложью. 3. Доказать полёты на Луну невозможно просто потому, что нельзя доказать то, чего не было. 4. Насарожество это прекрасная демонстрация…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →