photo_vlad

Categories:

Уровень космического шума

(послесловие к 4-м предыдущим публикациям)

Оглядываясь назад, описывая невероятную историю первых попыток покорения Луны, приключившуюся на нашей планете каких-то 50 лет назад, полную интриг и авантюрных приключений, достойных романов Александра Дюма, я забыл рассказать о самом главном. Так в чем же суть? В чем мораль?

В середине 60-х годов прошлого века в СССР был напечатан и приобрел бешенную популярность небольшой рассказ американского писателя-фантаста Раймонда Джоунса «Уровень шума» («Noise Level», 1952г.). Этот короткий рассказ был настолько любим нашим большим начальством, что Центральное телевидение СССР в 1981 году экранизировало «Уровень шума» с участием ведущих советских артистов театра и кино, в шестом эпизоде цикла телепередач «Этот фантастический мир».

Сюжет рассказа прост до гениальности, как все великое. Некое «режимное» государственное учреждение, именуемое в рассказе Управлением национальных исследований (в котором легко угадывается нынешнее NASA), пригласило к себе ведущих ученых-физиков для участия в секретном совещании. На нем начальник Управления доктор Кейз рассказал присутствующим ошеломительную новость:

«Десять дней назад, - медленно начал Кейз, - к нам пришел молодой человек, изобретатель, который утверждал, что он совершил революцию в технике. Звали его Леон Даннинг. Он был чрезвычайно высокого мнения о своих способностях и полагал, что все должны немедленно проникнуться уважением к его особе. Он самоуверенно заявил, что будет говорить только с директором Управления, и надоел всем в такой степени, что встал вопрос: принять его или вызвать полицию? Мне передали его просьбу, и в конце концов я принял его. Так вот. Он утверждал, что разрешил проблему создания антигравитационной машины».

Разумеется, что подобное заявление начальника Управления встретило закономерный смех в зале. Однако, как потом выяснится, это все было так и задумано:

«Он бросил взгляд на своих коллег. Дикстра наклонился вперед и потирал лоб, чтобы скрыть усмешку. Ли и Норкросс обменялись снисходительными улыбками. Бэрк, заметил Март, был единственным ученым, который не шелохнулся и не улыбнулся. Но ведь Берк был только психологом.

- Я вижу, что некоторым джентльменам смешно, - продолжал Кейз. - Мне тоже было смешно. Но сумасшедшего надо было выслушать до конца или приказать вышвырнуть его. Я решил выслушать. Я попытался навести его на разговор о теории, на которой основывалось действие его аппарата, но он отказался говорить на эту тему. Он заявил, что разговор об этом может состояться лишь после демонстрации изобретения. Вторая половина дня в субботу была у меня свободной, и я согласился посмотреть его аппарат в действии. Даннинг потребовал пригласить военных представителей и подготовить киноаппараты и магнитофон».

Далее, в рассказе следовало короткое и очень расплывчатое описание демонстрации «антигравилета», который совершенно закономерно, в соответствии с логикой жанра, в итоге разбился и сгорел, а изобретатель Леон Даннинг погиб. 

Затем начальник Управления доктор Кейз предельно просто и коротко поставил собравшимся задачу: надо воссоздать машину Даннинга! 

Все, чем могло помочь Управление, это предоставить возможность ученым изучить все, что связано с Даннингом: книги, которые он читал, лаборатория, где он ставил опыты, обломки летательного аппарата, магнитофонная запись интервью Даннинга перед полетом очень плохого качества, набор фотографий и кинопленка, на которой снят сам полет. Никаких записей, никаких чертежей, никаких расчетов не сохранилось вообще.

Не правда ли, очень знакомая нам по изучению проекта «Аполлон» картина, просто дежа вю!

Но это только прелюдия. Вагоны вишен к торту вас ждут впереди...

Рассказ построен на противоречии пожилого маститого профессора Дикстра и молодого ученого Мартина Нэгла.

Надо заметить, что пригласив профессора Дикстра в проект, Управление сильно рисковало, ибо профессор очень быстро пришел к «интересным» выводам, которыми он решил конфиденциально поделиться с коллегой Нэглом:

«- Я должен обсудить с вами нечто исключительно важное, связанное с проектом, - начал Дикстра.

Он доверительно наклонился вперед, щуря глаза за тяжелыми совиными очками.

- Знаете ли вы, - сказал он, - что весь этот проект - мошенничество?

- Мошенничество? Что вы хотите сказать?

- Я самым тщательным образом осмотрел так называемый дом Даннинга. Могу заверить вас, что никакого Даннинга вообще не было! Мы жертвы подлого обмана!

Он хлопнул ладонями по краю письменного стола и с победоносным видом откинулся назад в кресле.

- Не понимаю, - пробормотал Март.

- Сейчас поймете. Осмотрите лабораторию в том доме. Изучите полки с реактивами. Спросите себя, какие химические эксперименты можно провести с таким пестрым набором материалов. В секции электроники такая же мешанина, как в телевизионной лавочке на углу улицы. Счетно-вычислительные машины никогда не использовались там, где они сейчас находятся. А библиотека! Совершенно очевидно, что из себя представляет это гнездо для интеллектуальных крыс! Доктор Нэгл, по каким-то непонятным причинам мы стали жертвами подлого обмана. Антигравитация! Я хочу знать, почему нам дали это дурацкое задание, когда стране так нужны способности каждого из нас?

Март почувствовал легкий приступ тошноты.

- Я допускаю, что кое-какие странности тут есть. Но если то, что вы говорите, - правда, то как объяснить рассказы очевидцев?

- Ложь! - отрезал Дикстра.

- Я не представляю себе, чтобы сотрудник Управления национальных исследований мог участвовать в таком деле. К тому же мне удалось уже многое сделать для достижения нашей цели. И я готов со всей определенностью заявить, что принцип эквивалентности будет опровергнут.

Дикстра побагровел и встал.

- Мне очень жаль, что вы придерживаетесь подобных взглядов, доктор Нэгл. Я всегда считал вас молодым человеком, подающим большие надежды. Может быть, вы еще станете им, когда прояснится недостойный обман. До свидания!»

Этот диалог мне показался до боли знакомым. А ведь рассказ был написан в далеком 1952 году...

При этом, совершенно очевидно, что симпатии автора на стороне молодого ученого Нэгла.

Профессор Дисктра, раскрывший обман, был очень быстро маргинализирован автором. Как? Элементарно!

«Март рассеянно смотрел на уравнения. Они были выведены правильно. И все же Дикстра был не прав. Дикстра полагал, что они делают глупость, занимаясь проектом, и участвовал в работе лишь потому, что считал своим священным долгом доказать им это. Март чувствовал, что Дикстра тормозит работу всей группы. Но остальные все-таки признали достоверность достижений Даннинга. А это в конце концов само по себе уже некоторый успех, решил он».

Раймонд Джоунс, не будучи физиком, но будучи мастером художественного слова, очень точно сформулировал суть всех моих споров со сторонниками официальной точки зрения правительства США относительно полетов на Луну: уравнения выведены правильно, но профессор Дикстра все равно не прав − он не верит! А надо верить...

В конце рассказа, как и положено у американцев, нас ждет happy end: Мартин Нэгл таки изобрел антигравилет! Правда, он не был таким легким и компактным, как на кинопленке, а весил 100 тонн и был очень громоздким, но большое начальство из Управления национальных исследований обрадовалась и такому итогу.

Все было бы не интересно, если бы в этом месте Раймонд Джоунс поставил точку. Мы бы никогда не узнали о его существовании. Но он написал еще несколько абзацев, благодаря которым его узнали и полюбили миллионы читателей во всем мире.

Читатели сайта free-inform.ru могут получить наивысшее удовольствие, не просто прочитав концовку рассказа, но и посмотрев отрывок из экранизации для Центрального телевидения СССР, 1981 г., в исполнении лучших советских артистов:

Эпизод из телеспектакля «Уровень шума», из цикла «Этот фантастический мир» (эпизод на 1:03:33), (а начало самого телеспектакля на 36:10)

В оригинале, у автора, финальная сцена описана так:

«Снова они оказались в зале и заняли почти те же места, на которых сидели несколько недель назад. Кейз прошел на свое обычное место впереди.

- Незачем говорить вам, джентльмены, что означает это достижение для нашей страны и всего человечества. Антигравитация революционизирует военный и гражданский транспорт всего мира, а в будущем понесет человека к звездам. А сейчас я хотел бы представить вам одного джентльмена.

Он сделал знак рукой, и в зал вошел человек.

Общий вздох изумления. Перед учеными стоял Леон Даннинг. Он посмотрел на аудиторию со слегка лукавой улыбкой.

- Я вижу, вы узнали меня, джентльмены. Надеюсь, никто не будет сердиться на меня или считать меня человеком со скверным характером, каким меня изобразили. Это было нужно по сценарию. Неприятный молодой нахал, так, кажется, меня называли.

Дженнингс вскочил с места.

- Что это означает, доктор Кейз? Я думаю, мы вправе рассчитывать на объяснение.

- Совершенно верно, доктор Дженнингс. И вы его получите. Наш друг, доктор Дикстра, был во многом прав. Информация, которую мы представили вам перед началом работы над проектом, была вымышленной.

Волна возгласов изумления и протеста прокатилась по аудитории. Кейз поднял руку.

Немая сцена: явление Леона Даннинга народу[2]

- Минутку. Выслушайте меня до конца. Я сказал, что первоначальная информация была ложной. Леон Даннинг, изобретатель антигравитационного аппарата, в действительности не существовал. Мы разыграли спектакль и сняли фильм. Антигравитации не было. Зато сегодня антигравитационная машина есть. Так в чем же здесь обман? Наш главный психолог, доктор Кеннет Бэркли, расскажет вам остальное.

Бэрк встал и подошел к Кейзу с видом человека, который неохотно подчиняется необходимости.

- Если кто из вас рассердился, - сказал он, - то сердиться нужно на меня. Проект «Левитация» возник по моему предложению. Не думайте, однако, что я извиняюсь перед вами. Я возражаю против таких названий, как обман или мошенничество, которые употреблял профессор Дикстра. Как можно говорить об обмане, если проект привел к открытию, потенциальных возможностей которого мы в данный момент даже не можем осознать?

- Но зачем, доктор, зачем? - взорвался Дженнингс. - Зачем эти фокусы, вымыслы, зачем астрология, левитация и мистицизм? Мы же не школьники!

- Тогда ответьте на один вопрос, - сказал Бэрк. - Как бы вы реагировали на письмо доктора Кейза с приглашением принять участие в создании антигравитационной машины? Сколько из вас осталось бы в своих убежищах здравого смысла, в университетах, где фантазерам не позволяют тратить народные деньги так, это делается в правительственных учреждениях? Мы рады, что в проекте принял участие всего один такой человек, как профессор Дикстра. Он отказался поверить в представленные нами данные и задался целью доказать, что антигравитация невозможна. Многие из вас приехали бы с той же целью, если бы наш маленький спектакль не подтолкнул вас на поиски разгадки. По существу, это проект психологический, а не физический. Мы могли бы избрать какую-нибудь другую проблему, не обязательно антигравитацию. И могу сказать наперед, что результат был бы тот же. Я наблюдал за многими учеными, работающими в лабораториях и библиотеках. Я изучал психологию их подхода к работе. Внутреннее решение относительно того, можно ли найти ответ на проблему, принимается обычно еще до начала поисков ответа. Во многих случаях, как видно на примере профессора Дикстры, все сводится к тому, чтобы доказать правильность этого внутреннего решения. Прошу простить, что мы использовали вас в качестве подопытных кроликов. Но смею утверждать, что я дал вам гораздо более эффективную методику научных исследований, чем та, которой вы располагали до сих пop. Методику убеждения в том, что можно найти ответ на любой вопрос. И в этом смысле вообще никакого обмана не было. Вам был показан новый эффективный метод научной работы. Если вы смогли за считанные недели решить проблему, которая казалась неразрешимой, то сколько же других научных проблем ждут этого нового подхода?!»

Гениальный текст Раймонда Джоунса пророчески описал всю окололунную дискуссию на тему «не летания» американцев на Луну: пускай это был обман, но не думайте, что перед вами кто-то будет извиняться! Это был новый эффективный метод подтолкнуть научное познание вперед, к звездам!

Если разделить всех участников Большого космического обмана с американской стороны на категории, то можно (условно) выделить три группы: первая − это политики, вроде Джона Кеннеди и Линдона Джонсона, для них обман − профессия, не быть, а казаться − суть политики. Для них космос существовал лишь постольку, поскольку это можно было «продать» избирателям. И, если бы не успехи СССР, − кто знает, может быть Америка вообще никогда бы не решилась на космические авантюры.

Вторая группа − это чиновники космической индустрии. Удивительное дело, но американская бюрократия в NASA мало чем отличалась от советской. Для них главное − как бы чего не вышло. Для бюрократов, вроде Джеймса Уэбба, Джорджа Лоу или Томаса Флетчера сам по себе космический полет был чем-то ужасным, обременительным и непредсказуемым, поэтому самая идеальная ситуация − это когда никто никуда не летает, все сидят тихо на земле и пишут отчеты о проделанной работе. Стоит ли удивляться, что в период с 1975 по 1981 американская пилотируемая космонавтика была официально закрыта на большой висячий замок до лучших времен.

Третья группа − это мечтатели-авантюристы, вроде Вернера фон Брауна, Томаса Пейна и иже ними. Они отлично понимали, что занимаются цирком, профанацией, и все же сознательно шли на это, не считаясь ни с моральными, ни с юридическими последствиями в случае провала.       

Рассказ Раймонда Джоунса «Уровень шума», который пользовался огромной популярностью почему-то именно в СССР, дает нам ключ к пониманию того, почему многие видные ученые абсолютно искренне сотрудничали с NASA с целью сокрытия лунного обмана.

Понимаете, «авантюристы» считали, что делают благо для всего человечества − подталкивают научно-технический прогресс.

Давайте вспомним, что фон Браун и его ближайшие друзья ради реализации космической мечты пошли служить Гитлеру, надели мундиры СС, соучаствовали в чудовищных военных преступлениях. И все ради чего? Ради того, чтобы запустить первую в мире жидкостную тактическую ракету Фау-2 гигантских по тем временам размеров.

Раз уж они пошли на преступление в годы войны, неужели вы думаете, что постыдятся пойти на обман?

Запускать спутник никто особо не хотел. Что уж говорить, если в 1948 году соратник Королева − Михаил Тихонравов − дважды выступал с научным докладом, посвященным проблемам создания межконтинентальных баллистических ракет, где всего лишь допускал (!) возможность запуска ИСЗ: первый раз на ученом совете НИИ-4 Министерства обороны, второй раз на годичном заседании Академии артиллерийских наук. И оба раза был освистан и осмеян среди коллег-ученых.

Королев решился написать докладную записку руководству о возможности запуска спутника только в 1954 году, на которую никто так и не ответил.

Сергей Павлович, если говорить прямо, просто выпросил у Хрущёва две ракеты (по случаю первого успешного запуска «семерки» 21 августа 1957 года) для продолжения испытаний межконтинентальной баллистической ракеты Р-7 по индивидуальному полетному заданию ОКБ-1.

Дальше, когда пошла жара, пошел азарт, гонка амбиций СССР и США, тут уже ничего доказывать и проталкивать было не надо − только успевай повышать градус. Первое животное в космосе, первый облет Луны спутником, первый космонавт, первая женщина в космосе, первый многоместный корабль и первый выход в космос...

Однако, говоря трезво, надо понимать, что мы бы не могли с американцами бесконечно повышать ставки в этой игре. Уже сама постановка вопроса о доставке космонавта на поверхность Луны должна была настолько напрячь всю мощь науки и все возможности экономики, что стоило призадуматься: а надо ли?

Любая азартная игра имеет одинаковые правила, будь-то игра в рулетку, карты, скачки или космические гонки сверхдержав: ради минутной эмоции вы ставите на кон все деньги, и можете в один прекрасный день остаться без исподнего.

Королев был чрезмерно азартен, в хорошем смысле слова, но и умел добиваться своего. Василий Мишин был уже другим. Он был простым исполнителем: мне поручили, я отбываю. Для него лунная гонка была обузой. Он не был лидером и с легкостью мог уйти на больничный, в отпуск, лечь в больницу в самый ответственный момент, оставляя все на плечи заместителей. Он не очень сильно хотел, вот и не сильно получилось.

Или разберем конфликт между Королевым и Глушко. Бытует мнение, что Глушко был чуть ли не помешен на всякой «химии», а Королева едва ли не в партию экологов записывают. Мол, он был против гептила, за чистый кислород и керосин на лунной ракете.

Только при этом немного не договаривают. Никаким «экологом» Королев никогда не был, как и Глушко был «химиком» скорее по необходимости.

Вы знаете, за что оба они получили первые звезды Героев соцтруда? Вовсе не за первый спутник. За него они не получили ничего. Звезды были даны в 1956 году за весьма зловещий рискованный эксперимент, получивший наименование операция «Байкал»:  2 февраля 1956 года, 10 час. 30 мин по московскому времени с полигона Капустин Яр была запущена боевая ракета Р-5М с настоящим ядерным зарядом! Примерно через 10 минут головная часть произвела ядерный взрыв примерно в 150 км северо-восточнее города Аральска Казахской ССР.

Боевой расчет ракеты Р-5М. Фото из сборника МО РФ «Полигон Капустин Яр. 70 лет испытаний и пусков. Рассекреченные фотографии»

Подумайте, где Капустин Яр, и где Аральск? До Аральска 1200км, а до Астрахани, Саратова втрое ближе. В радиусе действия ракеты потенциально находились Куйбышев (Самара), Уральск, Оренбург, не говоря о множестве мелких населенных пунктов. Куда полетит изделие 8К51, в какую сторону отклонится? Это совсем не смешно...

После этого говорить о том, что Королев переживал за отравляющее действие гептила просто несерьезно.

Весь конфликт Королев−Глушко носил сугубо объективный характер, где каждый был по-своему прав.

Глушко популярно объяснял, что керосин − худший из возможных охладителей для ЖРД, что создание «кислого» газогенератора для ЖРД замкнутой схемы, при которой почти весь жидкий кислород нужно было не просто испарить, а подогреть до температуры в сотни градусов, да при давлении в двести с лишним атмосфер, и перегнать этот чистый горячий кислород по металлическому газоводу в камеру сгорания − смертельный риск. В чистом кислороде горит все, даже железо. Кроме того, даже в холодном сжиженном кислороде задир лопаткой насоса по корпусу приводил к локальному разогреванию и взрывному возгоранию металла. Это именно то, из-за чего (по официальной версии аварийной комиссии) взрывались двигатели НК-15 ракеты Н-1. По этой же причине никто не применяет чистый кислород для дыхания в кабине космического корабля. В принципе. Гибель «Аполлон-1» служит наглядной тому демонстрацией. Поэтому Глушко нашел простой выход: в воздухе кислород разбавлен азотом − балластом, который абсолютно нейтрален, но не дает сгореть всему живому на Земле. Аналог в ракетной технике − жидкий азотный тетроксид (окислитель). На каждый атом азота приходится два атома кислорода. Этого достаточно для нивелирования пожароопасности кислорода. Но, поскольку введение азота как балласта в окислитель уменьшает теплоту горения и удельный импульс, то для компенсации химики синтезировали вещество − несимметричный диметилгидразин, НДМГ или гептил. Увы, всему есть своя цена: гептил чрезвычайно ядовит. В 1962-1965 годах был создан РД-253 тягой 150 тонн, показавший свою исключительную надежность на протяжении полувековой эксплуатации. Чего еще нужно? Бери готовый серийный РД-253 и ставь на ракету Н-1. И здесь Глушко был абсолютно прав.

Но прав был и Королев. Гептил дико дорог − впятеро дороже жидкого водорода! Да и не в деньгах дело. Это вам не азотная кислота или аммиачная селитра. Его мало производили и он был критически нужен военным для постановки на боевое дежурство ракет Р-14 и Р-16, использовавших гептил в качестве горючего. Надо было делать выбор: или мы в космос играем, или укрепляем оборону страны. А время было тревожное... Военные просто бы не позволили финансировать проект Н-1 на гептиле за счет урезания РВСН. Потом, гептил − яд, азотный тетроксид тоже яд. В лунной ракете ориентировочно 2500...3000 тонн топлива. Как его вести через всю страну на космодром? Чем? Где взять столько специальных цистерн-перевозчиков гептила? В какие расходы это выльется? Другое дело проект Н-1 на кислороде и керосине. Кислород качай из воздуха прямо там, на Байконуре, керосин дешев, производится миллионами тон, перевозится простыми наливными цистернами. Не ядовит. Военные бы против керосина не возражали. А воздух вообще бесплатный. И здесь Королев был прав. 

Они оба были правы, просто задача отправки космонавтов на Луну была чрезвычайно сложна и вряд ли могла быть решена на технологическом уровне 60-х годов.

Эту задачу, на самом деле, удалось разрешить при создании РД-170 только через долгие двадцать лет, к началу 1986 года.

Но, благодаря лунному обману США, в королевском ОКБ-1 не знали, что задачка из разряда неразрешимых, и смело приступили к ее выполнению!

Получается, глобально говоря, что Вернер фон Браун был тем самым Леоном Даннингом, который вдохновил СССР на изначально безнадежное дело, которое едва не удалось!

До посадки дело не дошло, но облет Луны пилотируемыми кораблями типа Л-1 «Зонд» был успешно осуществлен. Просто кресла для космонавтов оставались пустыми...

Мало того, опасаясь, что СССР вот-вот снова догонит и обгонит США в космосе, американцы начали разрабатывать совсем уж безумные планы по пилотируемому полету на Марс.

Понятно, что даже теоретически допотопные ракеты тех лет на это были не способны. Поэтому космическая гонка и пресловутый Леон Даннинг, он же фон Браун, породили невероятные технические задумки, воплощенные в металле − настоящий ядерный ракетный двигатель!

И в СССР, и в США были созданы и испытаны на земле реальные прототипы ЯРД твердофазного типа: в СССР это РД-0410, в США проект «NERVA».

ЯРД «NERVA» (США)

ЯРД РД-0410 (СССР)

А еще расцвели электроракетные двигатели и лазеры. Даже страшно подумать, как далеко бы мы зашли в этом безудержном футуризме. Атмосфера была такой, что полеты к ближайшим планетам до конца ХХ века должны были бы стать чем-то само собой разумеющимся. Представляете, какой головокружительный рост технологий: начали ХХ век с матерчато-фанерными бипланами братьев Райт, а должны были закончить с постоянными лунными базами и телевизионными приветами на фоне марсианских пейзажей. И все это совершенно серьезно!

Макет модуля основного сооружения Долговременной Лунной Базы (ДЛБ)[3]

Схема проекта ДЛБ «Колумб» ГСКБ «Спецмаш» В.П. Бармина [3]

Та же картина всплеска безудержного футуризма наблюдалась в США. Возьмем, например, сумасшедшие проекты в области изучения верхней стратосферы Отто фон Винцена. Да, пускай это не дальний космос, не другие планеты. Но разве не заслуживает восхищения стратостат объемом 50 миллионов кубических футов (полтора миллиона кубометров), поднявший 27 октября 1972 года символический груз весом 232кг на высоту 51,8 километра! Это уже реальный физический космос.

Отто фон Винцен так увлекся своей «нижней космонавтикой», что осмелился в октябре 1964 года прямо изложить свои соображения по вопросу симуляции пилотируемой космической программы в научной статье «The Balloon as a Stepping-stone to Space Flight»[5]:

На фото: Отто фон Винцен
На фото: Отто фон Винцен

«The plastic balloon vehicle, native to the United States, is a valuable, proven test platform which could serve to fill the gap between earth-bound simulators and final space flight. Balloons operate at an altitude where the environment, both physically and psychologically, resembles closely that of space flight.

The balloon vehicle is uniquely capable as a manned space station analog with the capability of long flight duration, at low cost and immediate availability. In the search to reduce the exorbitant cost of test programs leading to manned and unmanned space flight, we would be remiss not to explore its unique capabilities.

The high confidence level achieved by seven successful major manned flights made by Winzen Research Inc. for the U.S. Navy and U.S. Air Force add to the attractiveness of the vehicle. The paper presents illustrations of these operations, illustrations of polyethylene balloon capabilities, and advanced concepts».

«Пластиковый аэростат, хорошо известный в США, является ценной, проверенной испытательной платформой, которая может заполнить пробел между наземными тренажерами и реальным космическим полетом. Воздушные шары работают на высоте, где физически и психологически среда очень похожа на космический полет.

Аэростат обладает уникальными возможностями в качестве аналога пилотируемой космической станции с возможностью большой продолжительности полета при низких затратах и ​​быстрой доступности. В поисках снижения непомерной стоимости программ испытаний, ведущих к пилотируемым и беспилотным космическим полетам, было бы упущением не исследовать его уникальные возможности.

Высокий уровень доверия, достигнутый благодаря семи успешным крупным пилотируемым полетам, выполненным Winzen Research Inc. для ВМС США и ВВС США, добавляет привлекательности этому транспортному средству. В статье представлены иллюстрации этих операций, иллюстрации возможностей использования полиэтиленовых баллонов и передовые концепции».

Очень жаль, что эту познавательную статью не разрешили напечатать ни в одном научном журнале в США! Она была опубликована лишь в качестве материалов Шестого международного симпозиума по космическим технологиям и науке в Токио, 1965г.

А как вы думаете, кто был самым главным и самым щедрым заказчиком воздушных шаров Отто фон Винцена? Никогда не догадаетесь!

И так, впереди нас ждет маленькая сенсация: этот листок из технического отчета фирмы «Winzen Research Inc.» (WRI) я совершенно случайно нашел в архивах NASA.

Прошу любить и жаловать − копия настоящего формуляра на стратостат «Winzen Research Inc.»:

Формуляр на полетное задание 25 февраля 1970 года

Красным − обведено мною. Здесь «Company» − означает в данном случае исполнитель по контракту, «Organization» − заказчик по контракту.

Формуляр этот просто замечателен: тут и частоты связи, и развесовка, и даже наличие на борту АПО − системы самоликвидации.

«Winzen Research Inc.» (WRI) имело два весьма доходных контракта. Дорогие NASAфилы, берите ручки и записывайте:

Первый контракт − ONR Contract No. N00014-69-C-0243. Расшифровываю: ONR − это военно-морская техническая разведка Министерства обороны США. Вы не удивляйтесь участию ВМС США в этом деле: первые космические скафандры Navy Mark IV для проекта «Меркурий» как и программа стратосферных полетов «StratoLab» − это все шло через ONR.

Второй контракт − NASA Contract No. NAS 9-10496. Что такое NASA знают теперь даже дети. Но вот формуляр на полет содержит приписку: NASA MSC.

Как вы думаете, что такое NASA MSC? Медленно набираем в грудь воздух, лучше присесть: NASA MSC это Manned Spacecraft Center переименованный в 1973 году в Космический центр имени Линдона Джонсона. Короче, это − Хьюстон, Центр управления пилотируемыми полетами!!!

Кадр из американского документального фильма «Национальное достояние»

Назначение данной организации расшифровывается так: центр НАСА по разработке пилотируемых космических кораблей, обучению астронавтов и подготовке пилотируемых космических полётов, центр управления и контроля за космическими полетами.

Первоначальная структура NASA MSC

Ну, а теперь, мои дорогие друзья NASAфилы, придумайте какую-нибудь убедительную причину, зачем Центру в Хьюстоне понадобились гигантские воздушные шары?!

* * *

Весь этот безудержный полет человеческой мысли, подлинную научно-техническую революцию в космосе одним махом остановили в мае 1972 года.

Брежнев и Никсон заключили много сделок, и не только по контролю над стратегическими вооружениями (ОСВ-1). В числе главных успехов встречи − полное прекращение любых межпланетных пилотируемых космических исследований на ближайшие десятилетия.

Причем это соглашение выполнялось особенно тщательно: США подтвердили, что после «Аполлон-17» они больше не будут заниматься лунным баловством, а СССР потихоньку прикрыл лунный и марсианский проекты. Разом были закончены темы с ядерными двигателями и прочей фантастикой. Воздушные шары у фон Винцена тоже перестали покупать...

Совместный советско-американский «Экспериментальный полёт» (сокращенно ЭПАС) подвел черту романтическим устремлениям 60-х годов и резко приземлил космонавтику.

В этом был, как ни странно, глубокий житейский смысл. Половозрелость у подростков наступает, когда уже достигнута частичная дееспособность, но еще нет совершеннолетия.

Уже есть чем, но еще нет понимания зачем, как жить дальше, чем кормить семью и т.д. Потом наступает взросление, переоценка ценностей, другая жизнь.

Чтобы яблони цвели на Марсе − это глупая, наивная подростковая любовь, которой никогда не суждено сбыться. Будем говорить правду.

Брежнев и Никсон, как два старых папаши, сговорились и устроили межпланетной пилотируемой космонавтике аборт.

Кто-то совершает научные открытия, а они совершили великое космическое «закрытие». Так оно проще и меньше хлопот.

Мы уже никогда не узнаем, родился ли бы это плод научного разума, был бы он жизнеспособен и успешен. И будут ли еще другие «дети» после такой травмы?

Но и осуждать их не хочу. Каждый всплеск научно-технического прогресса на Земле сопровождался мировыми войнами и глобальными катаклизмами.

Да, мы умерили свой пыл и желания, зато смогли отвернуть мировую войну, получить сытую мирную передышку.

Экстраполяция исторического опыта говорит, что каждое следующее столетие не обходится без мировой войны.

Мы вступили в 21 век и пока оснований считать, что глобальные противоречия ослабевают, у нас нет. Скорее, наоборот − нарастают.

Гагарин полетел в аккурат через 16 лет после победы над Германией. Но если бы не Война, то, скорее всего, ничего такого просто бы не случилось. Еще бы долго летали фанерные истребители и ездили паровозы на угле и дровах. Это форс-мажорный выбор истории. Ускоренные курсы «взлет-посадка» по высочайшей цене.

Не слишком ли высокой была цена научного прогресса в ХХ веке? Кто знает... У меня нет однозначного ответа.

Как будет дальше − теперь уже выбирать нашим потомкам.

Аркадий Велюров

[1] Раймонд Джоунс, «Уровень шума» («Noise Level», 1952г.)

[2] «Этот фантастический мир», выпуск №6, ЦТ СССР, 1981г.

[3] Лунная база «Барминград». Проект, опередивший время. https://www.vesvks.ru/

[4] Документ NASA CR108383 № 70 25845 от 27.03.1970г.

[5] «The Balloon as a Stepping-stone to Space Flight», Winzen Research Inc., Otto C. Winzen, 1964


Этот блог целиком посвящён научному анализу американской фальсификации полётов на Луну: Лунная афера: Хьюстон, у вас проблемы! 

Каталог всех статей журнала: https://photo-vlad.livejournal.com/33746.html

Чтобы сразу видеть мои свежие посты в своей ленте, пожалуйста, добавляйте мой блог в друзья и подписывайтесь на обновления.


promo photo_vlad september 3, 2017 02:04 16
Buy for 20 tokens
1. Если бы у НАСАрога был ум, то он не был бы НАСАрогом. 2. НАСАроги не могут не лгать, ибо ложь о полётах на Луну можно поддерживать только другой ложью. 3. Доказать полёты на Луну невозможно просто потому, что нельзя научно доказать то, чего не было. 4. Насарожество это прекрасная…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →